Русский Харбин, военные училища

Военное дело и РОВС (Харбин, 20-начало 30-х годов)
После окончания Гражданской войны в Харбин и бывшую Полосу Отчуждения в Маньчжурии (от станции Маньчжурия на западе – до станции Пограничная на востоке) хлынула волна беженцев и воинов Белой Армии. Были они отовсюду: из европейской части России, из Сибири, из Приморья. Центром их расселения стал Харбин. Здесь, несмотря на житейские трудности, военные стали объединяться вокруг своих командиров и вливаться в организации : казаки вошли в Казачий Союз, а монархисты- в Корпус Императорской Армии и Флота. Руководители воинских организаций ощущали необходимость дать молодежи нечто существенное для служения Родине. Они верили, что недалек час, когда потребуются молодые силы, особенно в армии, для участия в освобождении России от власти большевиков. С этой целью они и создали -курсы унтер- офицеров, урядничьи классы, а позднее- военное училище под началом РОВС*. Аналогичное училище было создано при харбинском отделении Корпуса Императорской Армии и Флота. На призыв организаторов отозвались офицеры Генерального Штаба и просто боевые офицеры Белой армии.
Почти при каждой молодежной группе были организованы отряды или взводы, с которыми начали проводиться военные занятия. Очень много слушателей было на курсах урядников при Забайкальской станице под руководством генерала Шильникова. Многочисленной была также группа Сводного отряда НОРС, проходившая курс унтер-офицеров под руководством полковника И.В. Кобылкина.
Окончившие успешно курсы переводились в Военное училище РОВС Проучившись там два года и выдержав нелегкий экзамен, они могли быть произведены в офицеры. Для проведения лагерных сборов, прохождения полевых занятий, стрельбы на правом берегу Сунгари был построен лагерь (между Остроумовским городком и льнообделочным заводом КВЖД). лагерь был оборудован юнкерами и вольноопределяющимися из Учебного отряда.
Очень много в создании программы обучения и организации учебного процесса было сделано Генерального Штаба полковником Смирновым.** Большой вклад внес капитан Бунякин— адьютант курсов. Среди педагогов назовем полковников Белоцерковского, Тарасова, Мельникова, Кобылкина, Гриневского, Корнеева, Заалова, Боярского, Грибановского и Тихонова, принимали участие также подполковники Тихонравов, Игнатиевский; капитан Монгин и поручик Кузнецов.
После двух дет обучения и участия в двух лагерных сборах юнкера обязаны были держать экзамены по 12-и бальной системе по следующим предметам: тактика пехоты, тактика артиллерии, тактика кавалерии, тактика воздушных сил, общая тактика; дополнительно в список экзаменов входили – военно- инженерное дело, броневое дело, стрелковое дело, топография, боевая химия, военная администрация, уставы и строевое обучение.
Выдержавшие экзамены получали свидетельство , подписанное начальником отдела РОВС генерал-лейтенантом Вержбицким, председателем экзаменационной комиссии генерал-майором Зольднером, Начальником Штаба Генерального штаба полковником Белоцерковским, начальником военно- училищных курсов генерального штаба полковником Зааловым, командиром роты Генерального Штаба полковником Поповым и адьютантом курсов капитаном Бунякиным.
Военное училище РОВС помещалось в просторном помещении на Новоторговой улице в Hовом Харбине. Здесь находился кабинет начальника РОВС генерала Вержбицкого, канцелярия, классные комнаты, столовая и зад. Занятия велись по вечерам- 5 раз в неделю. Строевые занятия проводились по субботам и воскресеньям, тактические и полевые – круглый год, обычно на Крестовском острове. Среди инструкторов самым уважаемым был полковник Кобылкин. (Он состоял также членом ” Братства Русской Правды”) в 1933 году при переходе границы был арестован на территории СССР вместе с казаками Олейниковым и Переладовым предан суду и расстрелян.)
Училище было крепко духом: юнкера жили дружно, хотя очень часто принадлежали к разным по направлению организациям, но объединяющим была Белая идея. Юнкерский погон был черным- Дроздовский.
С приходом японских войск РОВС и Корпус Императорской Армии и Флота были закрыты. Начальники были арестованы, посажены в клетки и высланы в Северный Китай. Военная подготовка продолжалась, но теперь под контролем оккупационных властей.
Вскоре был создан Дальневосточный союз военных Маньчжурской империи, о чем извещал приказ N151 от 23 мая 1938 года за подписью генерала от кавалерии Кислицина.
**В 1933 году полковник Смирнов был освобожден по личному желанию и в силу создавшихся обстоятельств. Его последний приказ заканчивается, между прочим, следующими словами:
«итак, до свидания, до ближайших, твердо верю, встреч на настоящем нашем деле, где широкий путь откроется только для людей дела и знаний, где должна будет исчезнуть сама собой или путем жесточайших репрессий вся наша неприглядная эмигрантская разруха: политикантство, местничество, нездоровое соперничество и тому подобные разъедающие нас ныне и не дающие многим работать»

* Дальневосточный отдел РОВС был создан в 1928 году. Его организации имелись в Дайрене, Мукдене, Харбине, Тяньзине, Шанхае.- Примечание редакции.

Хорунжий Князев А.Н.
Вестник Общества Русских Ветеранов Великой Войны в г.Сан-Франциско, США, N245, публикуется с разрешения редакции журнала.